Борьба за культурное пространство. В Перми готовят либеральный реванш?

Уже несколько недель бурлят страсти вокруг эскизных проектов скульптуры «Счастливая семья» и памятного знака, посвященного 100-летию ВЛКСМ. Два этих объекта в ближайшем будущем могут появиться в центре Перми. Подобные перспективы вызвали возмущение, негодование и едва ли не истерику у некоторых деятелей искусства и культуры, гуманитарной науки, а также представителей политических организаций. Причины такой реакции кроются не столько в эстетических предпочтениях отдельных людей, сколько в идеологической и политической подоплеке происходящего. Скульптуры и памятные знаки всегда выражают актуальные смыслы. Следует обратить внимание на нравственные, политические и идеологические аспекты откликов на резонансные проекты, посвященные семейным ценностям и патриотическому воспитанию.

 

На пути к постчеловечеству

Рассмотрим основные аргументы противников данных инициатив. Они были перечисленны в петиции, составленной при участии Ивана Козлова (экс-помощника галериста Марата Гельмана), Надежды Агишевой (депутата пермской гордумы от партии «Яблоко») и Дарьи Вершининой (доцента ПГНИУ). Авторы петиции попытались связать два разных проекта, предлагая отказаться от реализации «конъюктурных и популистских» объектов, потому что их создатели проявили «вопиющую нечуткость к актуальному состоянию городской среды».

Например, они считают, что скульптура «Счастливая семья» может обидеть неполные семьи. Непонятно, с каких это пор образ счастливой полной семьи стал нести «негативные психологические последствия»? Это очень странная логика: сегодня кого-то возмущает образ полной семьи, а завтра может возмутить образ человека с руками и ногами. Ведь не у всех людей они есть. Иными словами, любая интерпретация художественного образа, воспринятая кем-то как психологическая угроза, может стать причиной для запрета на его воплощение?

Подобная «дискриминационная логика» давно продвигается в странах Европы, где уже давно избегают изображений традиционных семей, а слова «папа» и «мама» заменяются толерантными терминами «родитель №1» и «родитель №2», чтобы различные меньшинства не усмотрели ущемления своих прав. Об этих тенденциях прекрасно знает один из авторов петиции Дарья Вершинина, по мнению которой, модель «парной гетеросексуальной семьи с несколькими детьми» пользуется излишним вниманием на фоне богатого «репертуара семейных сценариев» в XXI веке. Но образ полной традиционной семьи в России является позитивным и образцовым для подавляющего большинства граждан, что и было воплощено в эскизе скульптуры. Это художественный образ, который каждый может интерпретировать как хочет, но который не может оскорбить другие семьи, потому что он их просто-напросто никак не касается. А вот попытка запретить устанавливать скульптуру, олицетворяющую образ жизни традиционной семьи, может обидеть огромное количество семей, которые имеют полное право считать себя счастливыми.

Один уличный художник, прославившийся во времена «пермской культурной революции» (которую осуществляли Марат Гельман и Борис Мильграм в Перми с 2008 по 2012 год), предложил альтернативный памятник «Счастливой семье»: несколько гигантских матрешек из бетона. А что? Матрешки могут олицетворять любой «репертуар семейных сценариев». И никакие социальные группы не смогут усмотреть в этих объектах что-то для себя оскорбительное. Потому что нельзя усмотреть дескриминацию прав человека там, где нет человека. Это одна из изнанок актуального европейского искусства, которое движется по пути тотальной дегуманизации.

Символично, что в период реализации проекта «Пермь — культурная столица Европы» скульптуры в реалистической манере почти не устанавливались. Зато с подачи Марата Гельмана и Бориса Мильграма на улицах города были размещены различные арт-объекты: жук-скарабей, гигантское яблоко, красные деревянные истуканчики, «айконмен» и гора бревен. Если соединить их вместе, получается какой-то постчеловеческий мир, в котором никогда не будет места счастливой семье и подвигу комсомольцев, потому что в этом мире нет места человеку. Эти арт-объекты образуют феномен, который демонстрирует нам современную глобалистскую траекторию движения от человека к постчеловеку.

Эстетическая ценность и методы размещения постмодернистких арт-объектов у многих людей, критикующих новые инициативы, вопросов не вызывали. Один из главных идеологов проекта «Пермь — культурная столица Европы» Борис Мильграм протестует противу установки скульптуры «Счастливая семья» напротив театра, художественным руководителем которого он является. Он увидел в эскизе скульптуры «плохой вчерашний день, безвкусицу, бессмыслицу». Видимо, арт-объект в виде дорожного знака, который был установлен напротив театра, имел для худрука больше смысла. Весь это постмодернисткий винегрет из арт-объектов очень хорошо демонстрирует вкусовые предпочтения Бориса Мильграма.

Также важно отметить, что авторы петиции осуществляют подмену: идею установки новых объектов пытаются подменить проблемой реставрации и сохранения объектов, созданных в прошлом. Проблема сохранения культурного и исторического наследия сегодня крайне важна и требует срочного решения. Но какое отношение она имеет к обсуждаемым общественным инициативам, на реализацию которых привлекаются небюджетные средства? Какое имеют право авторы петиции обвинять в кощунстве людей, которые проявили неравнодушие к проблемам, существующим в сферах семьи и воспитания молодежи? И вообще очень странно слышать от людей, ратующих за модернизацию городской среды, призыв отказаться от реализации новых идей, пока не будут решены проблемы с сохранением наследия. Очевидно, что нужно заниматься и сохранением, и созданием нового одновременно.

В петиции есть ещё один аргумент, демонстрирующий тенденциозность критики данных инициатив: противники установки скульптуры и памятного знака считают их излишними и ненужными. Они уверены, что объектов, популяризирующих семейные ценности, установлено более чем достаточно (два на весь город). Непонятно, на основании каких критериев делаются подобные выводы. На мой взгляд, уличных объектов, популяризирующих нематериальные ценности, явно недостаточно. Особенно это заметно на фоне открытия многочисленных магазинов, баров, пивных, ночных клубов и других злачных мест. А идею памятного знака (посвященного 100-летию ВЛКСМ) авторы петиции вообще списали в утиль, объяснив это тем, что «инспирированные тоской по советскому прошлому и по давно упразднённым организациям, вряд ли могут служить целям модернизации городской среды». Видимо, для кого-то немодно сегодня помнить о трудовых и военных подвигах комсомольцев…

Старикам и полным семьям здесь не место?

В развернувшемся вокруг данных проектов споре в глаза бросается высокомерный и зачастую хамский тон, с которым отдельные критики высказываются по поводу данных инициатив. И дело даже не в эстетических предпочтениях, о которых можно спорить, а в отношении к другим людям — семейным и ветеранским организациям, которые создали проекты, направленные на популяризацию семейных ценностей и патриотического воспитания.

Во всей этой истории забывают про людей, проголосовавших за проект скульптуры «Семейное счастье». Почему их мнение либо игнорируется, либо высмеивается? Более того, идею установки памятного знака 100-летию ВЛКСМ поддержало большинство членов совета по топонимике. С каких это пор мнения и голоса людей, которые кому-то не нравятся, можно не учитывать? Создается ощущение, что некоторые люди решили, что они обладают абсолютным эстетическим вкусом и монополией на истину. Это какая-то тоталитарная логика, притом, что результаты выборов президента России показали, что либеральные прозападные идеи пользуются поддержкой всего нескольких процентов населения страны. Если говорить на языке демократических ценностей, то в вопросах преобразования городской среды чиновники должны ориентироваться в первую очередь на мнение большинства жителей.

В 2011 году членами движения «Суть времени» на улицах Перми был проведен опрос (было опрошено 609 человек), результаты которого показали, какие памятники жители хотели бы видеть на улицах города. Больше всего люди поддерживали памятники, прославляющие исторические достижения России, памятники выдающимся гражданам Перми, памятники, призывающие к труду, к подвигам, к развитию. Работая с изменениями в городской среде, очень важно прислушиваться к мнению большинства жителей города, а не только к голосам либеральной тусовки, которая привыкла действовать волюнтаристскими и антидемократическими способами. Политическая ситуация в стране меняется, что отражается и в культурной политике.

Культурная политика в ситуации холодной войны

В период, когда российский политический курс был направлен на интеграцию в европейское культурное пространство, востребованными были проекты в духе «Пермь — культурная столица Европы». Но чем более очевидной становится ситуация холодной войны, которую Запад объявил России, тем чаще стал звучать тезис о том, что «Россия — не Европа». Появился запрос на культурный суверенитет, который выражается в укреплении идентичности, в защите традиционных ценностей, в отстаивании исторической памяти.

Обсуждаемые проекты — это попытка ответить на данный запрос. Вот почему две разные инициативы, предложенные родителями и ветеранами, критикуются как единое целое. В глазах либеральной общественности данные объекты олицетворяют консервативный поворот в культурной политике. И именно этот поворот вызывает у них такую болезненную реакцию. Информационная кампания против конкретных объектов — это лишь повод вернуть себе политическое влияние в данном вопросе. Об этом прямо говорят авторы петиции, предлагая «принципиально пересмотреть» и «модернизировать» работу совета, принимающего решения.

Интересно, что чиновники из администрации города под давлением либеральной общественности сразу же начали оправдываться и снимать с себя ответственность за данные проекты. За проект скульптуры «Счастливая семья» заступился уполномоченный по правам человека в Пермском крае Павел Миков, идущий в фарватере федерального политического тренда. Он обвинил критиков скульптуры в «интолерантности к художественному вкусу» и назвал позицию администрации города в этом вопросе «лукавой».

Можно констатировать, что политический тренд на укрепление культурного суверенитета страны в Перми реализуется очень слабо и непоследовательно. Многие чиновники по старой привычке начинают дрожать от виртуальных петиций и окриков либеральной тусовки, которая всё больше утрачивает связь с реальными политическими процессами. Своими нападками на родительские и ветеранские организации, чиновников и экспертов совета по топонимике либералы всё больше маргинализуют себя и оказываются на обочине истории. Однако их организованность и активность — на фоне молчания авторов и сторонников данных инициатив — нацелена на монополизацию права говорить от лица всего общества. И патриотическому большинству необходимо выработать и заявить свою позицию и собственную повестку по поводу изменений в культурном пространстве города.

Ситуация осложняется тем, что культурные инициативы, выражающие современный политический тренд, единичны, бессистемны, слабо проработаны с идейной и с художественной точек зрения. С одной стороны, появление данных проектов является определенным шагом вперед по сравнению с тем, что было в период «пермской культурной революции», когда мнение экспертного сообщества и жителей абсолютно игнорировалось, но с другой стороны, возникает масса вопросов по поводу подготовленности и продуманности данного шага.

Обсуждение и принятие решений по установке на улицах города Перми новых арт-объектов, памятников и памятных знаков должно осуществляться с учетом широкого спектра экспертных оценок и общественного мнения. Пул экспертов необходимо усилить профессиональными и авторитетными скульпторами и художниками (например, из пермского отделения Союза художников России), которые могли бы дать авторитетное заключение о художественных особенностях обсуждаемых объектов.

Помимо учета мнения большинства жителей и формирования открытого и многоголосого экспертного совета, необходимо выработать концепцию по изменению городского пространства, которая будет решать задачи сохранения и развития традиций, осуществления патриотического воспитания и укрепления культурно-исторической идентичности. Особый акцент в развитии городской среды необходимо сделать на объекты, популяризирующие идеи труда, подвига, развития, которые будут способствовать рывку в будущее. Стоящие сегодня перед нашей страной вызовы требуют консолидации общества, системной и концептуально продуманной работы всех социальных групп для укрепления культурного суверенитета.


Никита Федотов
Источник ИА REGNUM

Комментарии (0)

Добавить комментарий



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Список тэгов