Новое средневековье: в Пермском театре ввели сегрегацию зрителей

Пермский академический театр оперы и балета имени Петра Ильича Чайковского
(Источник фото: ИА REGNUM)

В последние месяцы на страницах социальных сетей и СМИ активно обсуждалась проблема ажиотажа вокруг Пермского театра оперы и балета. Билеты, особенно на премьерные спектакли и концерты, исполняемые художественным руководителем Теодором Курентзисом, раскупаются молниеносно, что приводит к недовольству пермского зрителя, особенно в связи с тем, что они достаются приезжим.

 

Недовольство понятно: город страдает от фактического отсутствия театральной жизни, вопреки информации в многочисленных СМИ о том, что в творчестве Курентзиса Пермь обрела второе дыхание. Житель Пермского края, обеспечивая своими налогами творческое бытие Курентзиса, естественно, хочет иметь возможность попасть на его концерты. Что становится проблематично ввиду небывалого ажиотажа.

В одной из своих статей я предлагал ограничить продажу билетов кассами театра, по крайней мере на несколько дней, чтобы все желающие пермяки могли их приобрести. Идея, разумеется, была раскритикована некоторыми тенденциозными читателями, которые, впрочем, взглянули на нее иначе, после того как руководство театра взяло ее на вооружение.

Новая сцена Пермского академического театра оперы и балета
(Источник фото: ИА REGNUM)

Однако высокие умы, трудящиеся день и ночь на благо театра, разработали более сложную схему продажи билетов, после которой мне начали сниться кошмары.

Продажу билетов было решено осуществлять в три этапа, если второй и третий не вызывают вопросов, то первый является актом вопиющей несправедливости, вводящим сегрегацию пермского зрителя на своих и чужих.

«Впервые мы пробуем новый формат продажи: в три этапа. I. С 22 по 28 января Закрытая предпродажа билетов — для членов «Клуба друзей» и участников «Лаборатории современного зрителя», получивших сертификаты по итогам циклов, которые прошли в течение 146-го сезона», — вот, что написано в официальной группе Пермского театра оперы и балета в социальной сети «ВКонтакте».

Разумеется, подобное нововведение вызвало негативную реакцию со стороны большого количества поклонников театра. Кстати сказать, администрация группы, видимо, не желая обнажать проблемы, которые у нее возникли с пермским зрителем, трусливо закрыла возможность комментирования новостей на главной странице группы, а обсуждение данной темы было перенесено в отдельную ветку.

Так что же получается? Все животные равны, но некоторые равнее? Руководство театра, на основании выдуманных им самим правил, позволяет себе ограничивать права жителей Пермского края на приобщение к культуре, вводя постыдное разделение на своих и чужих. Если так пойдет дело, то не удивлюсь запрету на посещение театра некоторым категориям граждан. Предлогом может быть отсутствие гена либерализма или, наоборот, наличие гена патриархальности.

Тут важно отметить, что аргументы вроде «не переживайте, членов клуба и друзей не так много, чтобы они скупили все билеты» не имеют никакого смысла. Во-первых, этим представителям высшего класса достанутся лучшие места в театре, а во-вторых, вызывает возмущение сам факт того, что появляется каста избранных, которая не имеет на то никакого морального права.

Кто же такие эти друзья театра, как попасть в категорию избранных и что это тебе даст? Попробуем разобраться.

Руководством Пермского театра оперы и балета была разработана система привилегий. Авторы гениального нововведения, видимо, ориентировались на опыт финансовых пирамид, вводящих определенную иерархию, позволяющую вовлечь в нее людей посредством создания в их воспаленном воображении иллюзии исключительности от принадлежности к сонму избранных.

Как несложно догадаться, за эту иллюзию приходится платить.

Театр Жимназ. Адольф Фридрих Эрдман фон Менцель.
(Источник фото: ИА REGNUM)

Первый уровень присваивает вам статус «Друг театра», чтобы вступить на этот нелегкий путь необходимо частное пожертвование на сумму до 20 тыс. рублей. Привилегии тут небольшие, поэтому на этом уровне задерживаться крайне не рекомендуется: вносите сразу 20 тыс. и перемешайтесь на второй уровень, имя которому «Театрал». Разумеется, чтобы театрал не привыкал к хорошему, его статус будет действовать лишь один сезон, по истечении которого он низвергается с вершины психологического благополучия прямиком в бездну безстатусности.

Именно на втором уровне вы можете получать приоритетное право на бронирование спектаклей. Но учтите, только на репертуарные! Если вы хотите распространить эту возможность и на премьеры, то вам необходимо превратиться в «Эстета», что стоит минимум 50 тыс. рублей.

Но это еще не все. Высший статус, даруемый нашим театральным начальством, называется ни много ни мало «Меценат». Это уже олимп, выше которого фантазия авторов данной пирамиды пока (подчеркиваю, пока) не поднималась. Что же мы можем за это получить?

Заплатив 100 тыс. рублей, мы получаем право

«организовывать специальные события с участием артистов театра и личных встреч с художественным руководством».

Прочитав это, я вначале не поверил. Перечитал второй раз, мне стало плохо. Что же получается, артист театра становится заложником тех господ, которые приобрели статус «Мецената?» Напоминает средневековье, когда крепостные крестьяне играли в организованных господами театрах. Темными временами попахивает и стремление разделить людей на касты, которые, быть может, кто-нибудь захочет превратить в непроницаемые сословия.

Что же ждет театр в будущем с такими фантазерами, выдумщиками пирамид? В пору разрабатывать новые статусы, за более серьезные взносы. Могу предложить несколько наименований: «Культуртрегер», «Покровитель муз», «Аполлон». О привилегиях, полагающихся лучезарному богу, я говорить не буду, потому что их не стерпит даже бумага, но все к этому и идет.

Руководство Пермского театра оперы и балета все активней занимается переформатированием подведомственного ему культурного заведения. Важно понимать, что все эти реформы основаны на детально проработанной концепции современного искусства, суть которой сводится не к приобщению зрителя к высшим смыслам, а к банальному зарабатыванию денег. Именно так и проповедуют с кафедр университетов либеральные культуртрегеры. Искусство, по их мнению, есть нечто подобное пыльному фолианту, содержание которого написано скучным да еще и непонятным языком.

Для того чтобы развеять скуку, необходимо превратить культурное учреждение в место, где постоянно что-то происходит. Сформировать вокруг этого «что-то» некую светскую тусовку, которая, причащаясь культурными суррогатами, будет оплачивать данное удовольствие из собственного кармана.

Жан Беро. Покидают театр
(Источник фото: ИА REGNUM)

Действительно, событий в театре стало много: вам и встречи с учеными, киноклубы, репетиции оркестра и прочие развлечения. При этом очевиднейшее сокращение самого театрального репертуара обнажает банальную истину — сам спектакль дело десятое, он уже не так важен, важна тусовка.

Жертвами подобных практик являются все, в том числе и узкая прослойка, мечтающая почувствовать себя элитой и для этих целей покупающая всевозможные статусы. Она даже не понимает, что выглядит нелепо и смешно. Желанием выделиться «из толпы» она, вовлекаясь в круговорот антикультурного действа, мнит себя, наоборот, центром формирования чего-то нового, включенного в мировой культурный процесс. В действительности же создается превращенная форма, отрицающая свое содержание.

Жертвой также являются и широкие народные массы, которые, в отличие от псевдоэлиты, хотят приобщаться именно к театральному искусству, а не к бесконечной чреде перформансов, асфальтирующих живительную почву культуры Пермского края.

Источник ИА REGNUM

Комментарии (0)

Добавить комментарий



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Список тэгов