Пермский театр оперы и балета: грядущий сезон через призму ушедшего


Иероним Босх. Сад земных наслаждений. Музыкальный Ад. Правая створка. Фрагмент. 1500-е
(Источник: ИА REGNUM)

147-й сезон Пермского театра оперы и балета открыт, однако прежде, чем начинать разговор о будущем, необходимо оглянуться назад: подвести итоги ушедшего сезона, оценить его достижения, чтобы понять, что нам ждать от сезона грядущего.

Уничтожение репертуара

Прошлый сезон, как мне кажется, стал особенным. Долго вызревающее недовольство зрителя наконец-то прорвалось наружу и дало о себе знать. Основной причиной возмущения было стремительное уничтожение репертуара театра, которое началось задолго до сезона 2017−2018, но именно в этот период приняло чудовищные масштабы, данный факт признало и само руководство театра в лице исполнительного директора Андрея Борисова, пообещавшего выправить данный курс, чего мы ожидаем в новом сезоне.

Вечные гастроли Курентзиса

Еще одной проблемой, которая во всей красе обнажила себя в прошлом сезоне, стала проблема отсутствия художественного руководителя театра Теодора Курентзиса на своем рабочем месте. Дело в том, что маэстро предпочитает выступать за рубежом, пренебрегая своими обязанностями по месту получения зарплаты. За прошедший год Курентзис выступил в Перми считанное число раз, порядком меньшее, чем во время гастрольной программы.


Афиша
(Источник: ИА REGNUM)

Этот факт заметил даже губернатор Прикамья Максим Решетников, поручивший музыканту посетить с гастролями города края, что Курентзис, разумеется, исполнить отказался. В пресс-службе театра нашли на это свою отговорку: мол, для таких масштабных событий, как эпифания маэстро, в нашем крае нет технических возможностей.

Цены на билет

Безусловным достижением ушедшего сезона стали рекордные цены на билеты, позавидовать которым могли даже в лучших театрах России. Так, извращенная премьера новогоднего «Щелкунчика», вызвавшая резкое отторжение у большинства зрителей, стоила до 15 тыс. рублей за один билет. Очевидно, что ни о каком семейном походе в театр в новогодние праздники не могло быть и речи. Впрочем, зрителей больше расстроила невозможность посетить прежнюю версию спектакля, нежели попасть на новую.


Жанна на костре
(Источник: ИА REGNUM)

Сегрегация

Что хорошо умеет делать театральное руководство, так это зарабатывать деньги, особенно из воздуха, для этой цели было решено продавать зрителям статусы: кто готов платить дань театру, тот получает привилегии. В частности, благодаря искусственно созданному ажиотажу «друзья театра» получают приоритетное право на покупку молниеносно разлетающихся билетов. Те же, кто готов платить много, получают право «организовывать специальные события с участием артистов театра». Схема, до боли напоминающая банальную финансовую пирамиду, с той лишь разницей, что ее жертвы здесь не рассчитывают получить прибыль, отдавая свои средства добровольно.

Выписали из Лондона балерину, но она не доехала

В начале прошлого сезона театральное руководство обрадовало зрителя контрактом с выдающейся балериной Натальей Осиповой. Приглашенная звезда почему-то сразу начала позиционироваться как прима-балерина нашего театра, которой, как известно, она не стала: станцевав один раз, артистка скрылась в тумане далекого острова. Театральные менеджеры делали вид, что ничего не произошло, комментариев не давали, объяснениями себя не утруждали.


Звезда Лондонского королевского балета Наталья Осипова
(Источник: ИА REGNUM)

К счастью, у нас в стране еще действует закон, и власти обязаны отвечать на официальные запросы от СМИ, обязаны отвечать в течение недели. Министерство культуры Пермского края отвечать не торопилось, фактически оно и не ответило, переслав запрос ИА REGNUM в пресс-службу театра. Те, в свою очередь, спустя три недели поведали, что Осипова, оказывается, получила травму и поэтому контракт с ней исполнен не был.

«Исполнить его в полном объёме помешал форс-мажор. У Натальи была травма, соответственно, она не смогла выступить в запланированных спектаклях», — ответили в театре.

Вот такие интересные вещи происходят. Почти год театральное руководство помалкивало, обещая нам явление примы Ковент-Гардена, за этим скрывая ее тяжелое состояние. Кстати сказать, при этом продавая билеты на премьерный «Щелкунчик» по завышенным ценам, зная, что зритель ожидает появления Осиповой в этом спектакле. Однако, как мне представляется, все было немножко не так. Нет необходимости говорить, что подобные объяснения не внушают никакого доверия.

Почему травмированная балерина продолжала выступать на других площадках, в частности 1 февраля 2018 года она в месте с Пермским театром оперы и балета была в Москве на показе «Щелкунчика»? Почему она делилась в многочисленных интервью своими планами на будущее, с указанием точных дат выступлений? Хочется спросить, неужели в пресс-службе театра держат зрителей за круглых идиотов?

А может быть, нам хотят сказать, что травма у Осиповой была иного свойства? Аналогично травме Курентзиса, так же не позволяющей ему надолго задерживаться в Перми?

Характерен в этой связи вот еще какой факт: на официальном сайте театра Осипова до сих пор числится примой-балериной театра, в то время как балерина Инна Билаш, покинувшая вместе с другими артистами театр в конце сезона, тут же была удалена с сайта. Пиар дороже чести? Думаю, в этом уже давно все убедились.


Инна Билаш
(Источник: ИА REGNUM)

Премьеры

За прошедший сезон театр представил на суд зрителя четыре премьерных спектакля, которые также демонстрируют определенную тенденцию в развитии культурного учреждения. Это «Щелкунчик», «Фаэтон», «Жанна на костре» и «Сад осьминога».

За исключением «Сада осьминога» — детской оперы, в отношении которой претензий ни у кого не было: достаточно живое, красочное представление, после которого дети остались довольны, все остальные произведения были совсем иного порядка.

Классического «Щелкунчика» просто исключили из репертуара, подменив его весьма спорной постановкой. Спорной еще и потому, что традиционно данный спектакль был детской новогодней сказкой. Теперь, украв у малышей праздник, его превратили в нетрадиционную фантазию автора на тему подросткового пубертата. К «Фаэтону» и «Жанне на костре», помимо прочих претензий, о которых я писал отдельно, можно предъявить и традиционную для театра Курентзиса претензию: по сути это разовые постановки, которые в репертуар театра вряд ли войдут.

Таким образом, деятельность культурного учреждения сведена к одноразовым постановкам в постмодернистском ключе, а классика объявляется «прахом» и попросту искореняется.

Царская невеста

Вся эта вакханалия, разумеется, не может обходиться без символических жертвоприношений. Что и произошло, когда сотни детей из пермских школ были принесены в жертву желанию властей послушать великого Курентзиса. Опера «Царская невеста», в которой должны были принять участие сотни детей, не состоялась, вместо этого высокопоставленную публику развлекал сам маэстро.


Дети в театре. 1955
(Источник: ИА REGNUM)

Артисты уехали

Неудивительно, что подобная политика театрального руководства вызывает возмущение не только у зрителя, но и у самих артистов. Вероятно, именно поэтому балетную труппу покинули сразу трое ведущих артистов, решивших перебраться в другое место, где нет проблем с репертуаром, а значит, и проблем с творческой самореализацией.

Им на смену пришли новые артисты, таланты которых еще только предстоит по достоинству оценить пермскому зрителю. Лично я жду этого с нетерпением, но стоит также озвучить беспокойство пермяков в связи с тем, что новички в большинстве своем не являются выходцами из Пермского хореографического училища: они к нам приехали из Монголии, Южной Кореи и Бразилии. Странно, что одно из лучших училищ в стране и в мире не может подготовить кадры для собственного театра. А может быть, тому есть другое объяснение?

Госзадание

Ко всему вышеперечисленному стоит добавить, что руководство театра нарушает государственное задание, не выполняя свои обязательство перед краевыми властями, в некоторых случаях делает это весьма и весьма откровенно. Странно, но разве за это не предусмотрена никакая ответственность?


Эдгара Дега. Танцовщицы
(Источник: ИА REGNUM)

Фестиваль

В заключение сезона нас ждал традиционный Дягилевский фестиваль, целью которого было, по признанию организаторов, воздействие на подсознание зрителя, с целью приобщения к новым представлениям о должном. Должное у бизнесменов от культуры вполне понятно и основано на постмодернистком тяготении к смерти, к саморазрушению и, конечно же, к бесконечным перверсиям.

Почётный маэстро

Апофеозом всего этого безумия стало выдвижение Курентзиса на звание «Почетного гражданина Пермского края», абсурдность этой затеи просто шокирует. Если это произойдет, то потеряется смысл этого звания. Но поклонников маэстро это вряд ли смущает: дай им волю, и они назовут в честь своего кумира улицу, присвоят его имя самому театру, вместо имени Петра Чайковского, а после смерти причислят к лику святых.

146-й театральный сезон успешно завершился, открыв двери новому, 147-у сезону, каким он будет, спрогнозировать несложно, зная тренды, заданные в последние годы. Однако даже они нуждаются в подробной детализации, что и будет сделано в следующей статье.

 

Антон Исаков
Источник ИА REGNUM

Комментарии (0)

Добавить комментарий



Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Список тэгов